Детская страничка
Дети до года
Советы доктора
Ваш досуг
Советы мамам
Об именах
Детские перлы
О школе
Полезные советы
Разные тесты
Детские фотки
Удаленная работа
Интересные ссылки
Написать письмо

Жекин домик
Виртуальный дневник
Цветик-Семицветик
Энциклопедия комнатных растений
Сайт художника Лиховой Н.И.

 

Один в школе не воин, или Почему американская система образования проигрывает китайской и японской?

Татьяна Ермолова. Автор - научный сотрудник Психологического института РАО, кандидат психологических наук "МАТЕРИНСТВО" № 11 (14) НОЯБРЬ 1997

Наверное, нет родителей, которые не стремились бы дать ребенку наилучшее образование. Еще недавно это можно было сделать только одним способом - устроив свое чадо в спецшколу. Но выбор был невелик, да и на всех желающих их не хватало. Большая часть детей получала образование в обычных школах, "закрепленных" за ними городскими властями согласно прописке.

Ситуация стала меняться лет десять назад. Реформа школы, о которой мечтало не одно поколение родителей, началась бурно и как раз с появлением "нетрадиционных" школ - "авторских" и "международных", лицеев, прогимназий, мини-университетов. Не сразу и сообразишь, чем они отличаются друг от друга, и какие у них преимущества перед обычной школой.

Впрочем, радость родителей длилась недолго. Многие "негосударственные" школы оказались весьма дорогим удовольствием. Конечно, мамы и папы понимали: "хорошее образование не может быть дешевым", но оплачивать его полную стоимость оказались в состоянии очень немногие из них. Большая часть наших ребятишек по-прежнему посещает обычные, бесплатные, государственные школы поближе к дому.

Есть от чего прийти в отчаяние: вот оно, хорошее образование, - рядом, а ваш ребенок получает "обычное" среднее. Родительский комплекс "вины" стал довольно распространенным. Но отчаиваться, огорчаться нет причины. Еще неизвестно, какому ребенку повезло больше: вашему или соседскому, который занимается в платной школе по американской системе. Задумывались ли мы вообще когда-нибудь, что такое хорошее образование? В чем оно конкретно выражается? И почему нам кажется, что его дает только "элитная", а не обычная школа во дворе вашего дома.

Не взирая на все недовольство нашей системой образования, я бы не стала списывать ее со счетов. Не все в ней так уж и плохо. На эту мысль меня натолкнула книга американского ученого Гарольда Стивенсона, в которой он исследует системы дошкольного и начального школьного образования в Америке, Китае и Японии. Для российских мам и пап это интересно потому, что система школьного образования в Китае один к одному наша родная, отечественная школа.

Стереотип не может не быть развенчан

Десятилетнее исследование Гарри Стивенсона и его коллег было осуществлено отнюдь не из праздного любопытства. К этой работе ученых подтолкнул обострившийся в конце 70-х годов кризис американской системы образования. Несмотря на существенные финансовые вливания, улучшение условий обучения детей и повышение заработной платы учителям, ожидаемых результатов государство не получило: процент функционально неграмотных выпускников не уменьшался.

Тогда со свойственным им прагматизмом американцы обратили свое внимание на Китай, Японию и Тайвань, откуда они экспортировали интеллектуалов, обеспечивавших надлежащий уровень американского технического прогресса. Ученые хотели выяснить, почему азиатские ребятишки добиваются таких заметных успехов в учебе, хотя многие из них, в частности китайские, не имеют и сотой доли тех возможностей, которыми располагают их американские сверстники.

Проверялись все возможные гипотезы, многие из них оказались не более чем американскими стереотипами об Азии и ее обитателях. Например, о врожденной способности азиатов к математике и точным наукам или о жесткой муштре и зубрежке в основе азиатской системы образования, способствующих высоким успехам в учебе. Исследования Г. Стивенсона эти стереотипы успешно развенчали.

У каждого есть способности

Американские ученые доказали: никакой врожденной способности к математике у маленьких японцев и китайцев нет. Для этого выбрали три приблизительно равных по площади и населенности города: Миннеаполис (США), Тайпей (Китай) и Сендай (Япония), в каждом из них обследовали детей в дошкольных учреждениях из семей с разным достатком и образовательным уровнем родителей. Исследовались группы с равным пропорциональным составом ребятишек из бедных и богатых семей, из семей рабочих, технических служащих, интеллигенции и т.д.

Всех их тестировали в детском саду, в первом классе начальной школы и повторили этот тест еще раз через пять лет. Данные получились любопытными. В детском саду маленькие американцы, китайцы и японцы мало различались между собой. Но уже в первом классе наметилось некоторое снижение показателей у американских школьников - вперед вышли китайские первоклашки. К пятому классу данные тестирования по математике показали: японские и чуть-чуть уступающие им китайские школьники вырвались вперед настолько мощно, что самые слабые из них составили тот уровень, на котором находились самые сильные американцы.

Следовательно, сделали вывод ученые, дело не во врожденной способности, а в том, как учат азиатских школьников. Они сравнивали все: продолжительность уроков; количество часов, отводимых на тот или иной предмет в неделю; продолжительность учебного года; время, затрачиваемое учениками на приготовление домашнего задания; учебные программы и учебные пособия; школьное оборудование; количество учеников в классе; методы обучения; степень включенности родителей в учебный процесс своих детей; внеклассные формы работы и их значение для успеваемости детей; обеспеченность детей отдельным местом для занятий дома и т.д.

Учеба в школе как семейная ценность

И здесь тоже обнаружились любопытные факты, которые, возможно, и нам помогут избежать некоторой недооценки своей "традиционной" школы. Например, ни оборудование школ, ни особая организация питания и развлечения детей после уроков, ни разнообразие предметов в школьной программе никаких особых добавок к уровню знаний младшеклассников и их общему интеллекту не прибавляют.

Напротив, чем более насыщена программа, тем хуже успехи. Несколько базовых предметов с хорошо проработанной системой их ведения полезнее множества экзотических, заведомо бесполезных как для будущей жизни учеников, так и для их общего образования. Существеннее роль учителя: чтобы дети знали его предмет, он должен отлично владеть им. Личностные его особенности на успех в учебе тоже не влияют, во всяком случае, в решающей степени. Важнее всего для успехов в учебе - отношение к школе и к учебному процессу самих детей.

Это отношение не возникает само по себе - оно складывается из того, какую ценность придает общество образованию своих граждан; какие стандарты образования закладывает в качестве обязательных в учебные программы; подкрепляет ли государственную образовательную политику соответствующее отношение к образованию в семье. Если эти условия соблюдены, то детям уже с детства прививается уважительное отношение к школьным успехам - оно-то и обеспечивает маленьким китайцам и японцам то стремительное продвижение к знаниям, которое практически отсутствует у их американских сверстников.

Именно этот пункт оказался тем камнем преткновения, о который споткнулась американская система образования. Как утверждает Г. Стивенсон, заметные достижения в учебе не входят в систему американских семейных ценностей, вернее, американцы просто не знали, что те знания, которые получают их дети в школе, давно не конкурентоспособны на мировом рынке. Больше всего - в качестве школьных достижений своих отпрысков - их интересуют спортивные успехи, независимость, социабельность, самостоятельность в принятии решений. Этого они и ждут.

Преимущества обеденного стола

Значит, разница в отношении родителей к школьной жизни своих детей влияет на их успеваемость? Да, и буквально во всем. А начинается это отношение с выделения в доме места для занятий ребенка. Какое значение родители придают школе, такое место и выделяют. Стивенсон обвиняет американских мам и пап в прохладном отношении к школе и ее значимости для детей: 60 процентов семей на никакие жертвы ради удобного места для занятий ребенка не пойдут. Если и есть в доме письменный стол, то принадлежит он исключительно главе семьи - этот состоятельный служащий банка не пожалеет денег на новые роликовые коньки или дорогую бейсбольную биту для сына, но не подумает об удобном месте для его учебы.

У японского бизнесмена, у которого побывал Стивенсон, два сына-младшеклассника и у каждого свой письменный стол, буквально втиснутые в тесную и традиционно малогабаритную японскую квартирку. Глава семьи скорее приткнется со своими документами на маленьком диванчике в гостиной, чем лишит своих детей необходимого для занятий места. Даже в бедных китайских семьях, где о покупке письменного стола родители могут только мечтать, отношение к занятиям детей подчеркнуто уважительное. Обеденный стол - основное место для занятий многих китайских детишек. Поэтому после еды стол тщательно вытирают, кладут дощатую или пластиковую крышку, и вся семья замирает: ребенок учится. Пока он не сделал уроки, громко не заговорят, не включат телевизор. Маленькие японцы и китайцы ценят жертвы, на которые идет семья ради их образования, и очень стараются.

Семейное отношение к школе, по мнению Г. Стивенсона, определяет государственная политика в образовании. Это выражается в том, какие цели ставит перед собой школа и как их решает. Америка долго шла по пути внешнего реформирования школы - непрерывно улучшались условия обучения: снижалось число учеников в классе, школы строились по специальным проектам, где скрупулезно высчитывались размеры

помещений для занятий, естественная освещенность, высота парт и расстояние их друг от друга, вентиляция и т.п. Но комфортабельно и рационально оборудованные американские школы Стивенсон называет "образовательными конвейерами": дети чувствуют себя эмоционально дискомфортно и одиноко.

Ученики - главные учителя

Не претендуя на окончательность своих выводов, Г. Стивенсон и его коллеги главную причину видят в специфике американской системы обучения - в индивидуализме, которым американцы очень гордятся и который не променяют ни на что на свете: ребенок должен вырасти независимым, целеустремленным, самостоятельным. Азиатская же система прямо противоположна - групповая ориентация, коллективизм. Китайские и японские мамы и папы ничуть не возражают, если у их детей возникают чувства зависимости от другого или ответственности за него.

Естественно, что и способы обучения и отношение учителей к общению детей между собой в школах Азии и Америки полностью соответствуют этим принципам. Если спросить американского учителя, что его больше всего волнует в поведении учеников, он ответит - агрессивность. А японский учитель "проблемным" назовет ученика, который играет один.

Принципиально различны и методы обучения. В Китае и Японии учителя работают со всем классом одновременно (практически, как у нас). Он объясняет учебный материал, который ученики затем осваивают в разнообразных упражнениях, выполняемых на виду у всего класса. Не только учитель, но и ученики могут исправлять и оценивать работу опрашиваемого. Учитель обязательно доведет до сведения класса, как он оценил работу того или иного ученика и почему поставил именно такую оценку.

Подобное решительно невозможно в американской школе. После краткого объяснения нового материала каждый ученик получает индивидуальное задание - обычно это кипа листов, в которых он должен зачеркнуть, подчеркнуть, раскрасить, вставить недостающее и т.д. Слабый получит задание полегче, сильный - посложнее. Никто, как правило, не знает об успехах или неудачах другого, да и не стремится к этому. Ничье самолюбие не ущемлено, но и дети, и родители нескоро узнают о реальных достижениях в учебе. Это покажут только переводные тестовые контрольные, и тогда обнаружится, что ваш ребенок безнадежно отстал. В китайской или японской школе представить такое невозможно. Ребенок постоянно в курсе, на каком он уровне, и постоянно сравнивает себя с другими - многому он учится не только у преподавателя, но и у других детей. В Америке учитель - единственный критерий правильности и успешности выполнения заданий. Многие китайские и японские детишки, в том числе и хорошо успевающие, признавались при опросах: к высоким достижениям их подталкивает не столько оценка учителя или недовольство родителей, сколько стыд перед сверстниками. Очень жаль, делает вывод Стивенсон, что американцы не используют этот мощнейший стимул в организации учебного процесса, хотя именно с его помощью добиваются отличных результатов в спортивных занятиях учеников.

Да, азиаты мы! Мы любим школу...

Еще один пагубный для американской системы образования фактор - выключенность родителей из школьной жизни. Американские мамы обычно прикладывают массу усилий при подготовке детей к школе: учат их читать, писать, считать, ревностно следят за формированием навыков ручного труда, двигательной активности, координации движений, общительности и правил поведения. Они много читают детям, устраивают познавательные вылазки на фермы, в горы, в лес.

Но как только ребенок пошел в школу, ответственность за его воспитание перекладывается на школу. Американские папы и мамы считают, что школа обязана не только давать знания их детям, но и прививать им необходимые гигиенические навыки, здоровый образ жизни, умение ориентироваться в сложных жизненных ситуациях и спасать свою жизнь в экстремальных случаях. Школа должна научить детей дружелюбию и хорошим манерам, контактности и одновременно полной независимости от других мнений и самостоятельности суждений. Американским учителям просто не позавидуешь - им приходится совмещать в себе функции инструктора, социального работника, психолога, специалиста-предметника... При этом высокая академическая успеваемость учащихся в их обязанность не входит.

В Азии все иначе. Китайские и японские мамы практически не учат детей чтению и письму до школы, полагая, что у них должен быть правильный старт при овладении столь серьезным делом и этот старт должен дать специально обученный человек - учитель. По мере сил и возможностей они, конечно, развивают своих детей - но никаких сверх усилий для обучения каким-то конкретным навыкам не предпринимают: до 6 лет "возраст невинности", когда азиатские ребятишки самые вольные и счастливые дети на свете, поскольку у них нет никаких обязательств - только удовольствия.

Однако стоит им перевалить шестилетний рубеж, как требования к ним резко возрастают: они вступили в "возраст разумности", когда они должны делать все, что им предписывается, и именно так, как предписывается. Если ребенок не выказывает усердия в школе, его накажут - лишат удовольствий. Но если он старается и не может освоить трудный урок, его ни за что не накажут - ему обязательно помогут разобраться в причинах неудачи, чтобы он одолел трудное задание на должном уровне. Так прививаются усидчивость и трудолюбие. Удовольствий не становится меньше, но теперь они не достаются даром - их надо "заработать" старательной учебой.

Китайские и японские мамы и папы ждут от школы только академических знаний. Формирование необходимых социальных навыков - забота семьи. Но школа организована так, чтобы дети стремились в нее и после уроков. Во всех, даже наименее приспособленных школьных помещениях, выделяется место для внеклассной работы, где можно позаниматься в кружках каллиграфии, компьютерной грамотности или математической логики. Американские дети проводят в школе ровно столько времени, сколько длятся уроки. Ни какой внеклассной работы - возможно, поэтому они любят школу гораздо меньше, чем их ровесники из Азии.

Выводы профессора Г. Стивенсона... Многих они удивят своей "смелостью и прогрессивностью" - американский ученый призывает к тому, от чего мы - в рамках проводимой в стране реформы образования - постепенно отказываемся:

1. Удлинить уроки, учебные четверти и учебный год в целом за счет сокращения неоправданно длинных каникул. Ребятишки Азии проводят в школе 2/3 года, американцы только 1/2.

2. Увеличить число детей в классе за счет введения групповых и коллективных методов обучения, поскольку пресловутый индивидуальный подход к обучению - чистая фикция. Учитель, который индивидуально работает с каждым учеником в классе, объективно вынужден уделять ему меньше времени, чем учитель, работающий одновременно с целым классом. Возможно, коллективное обучение поможет не только изменить поведение американских детей на уроке (избыточно раскованное, чтобы обеспечить прилежное усвоение учебного материала), но и их отношение к учебе в целом, поскольку они увидят свои реальные успехи и неудачи на фоне достижений всего класса.

3. Освободить учителя от несвойственных ему функций. Он должен качественно обучать, а не быть няней или инструктором по безопасности.

4. Улучшить качество подготовки учителей. Успех в образовании зависит, прежде всего, от их квалификации.

5. Ввести единый образовательный стандарт для всех школ - как на контроль за качеством преподавания, так и на процесс обучения. Никто не призывает к единообразию - школы могут быть сколь угодно экспериментальными, но ни в одной ни на йоту недопустимо снижение образовательного стандарта. Дополнительные предметы не должны вводиться за счет сокращения часов, отводимых на базовые дисциплины.

6. Произвести капитальную ревизию учебников и учебных пособий, проверить их соответствие требуемым образовательным стандартам и возрастным особенностям детей.

7. Дать им возможность - при желании - больше времени проводить в школе, обеспечив интересными внеклассными занятиями.

8. Отменить деление класса на хорошо -, средне-, слабоуспевающих и их раздельное обучение. Это только на первый взгляд такая система кажется демократичной, учитывающей права способных детей на более интенсивное обучение, а слабых - на щадящее и посильное. Объективно это дискриминирует всех: у слабых учеников отнимается шанс когда-либо исправить свою успеваемость, а у способных, вынужденных конкурировать только между собой, резко снижаются показатели в учебе.

9. Отказаться от интенсивного натаскивания малышей к школе. Несвоевременное обучение хуже отсутствия всякого обучения.

10. Постараться изменить отношение родителей к школьным успехам своих детей: академическая успеваемость должна стать одной из главных ценностей американской семьи.

...и его личное мнение

Г. Стивенсон не считает свои выводы ни окончательными, ни лишенными недостатков. Но за ним - 10 лет непрерывных исследований и неумолимая статистика. Приступая к обучению в школе примерно на одинаковом уровне, американские детишки очень быстро начинают проигрывать в учебе своим азиатским сверстникам. К концу средней школы они безнадежно отстают уже и от европейских ровесников: датчан, немцев, например. Готовы ли США поступиться некоторыми своими принципами, чтобы выиграть битву за образование? А мы? Знаем ли мы точно, что теряем в старой системе образования и что обретаем в новой?

Книга Г. Стивенсона честно признает, что получают США за определенный комфорт своих детей в школе: слабое образование. Готовы ли мы к тому же? К сожалению, совмещение американской и азиатской систем невозможно - они взаимоисключающие. Европейский эксперимент, представляющий собой такую попытку, оказался неудачным. Слегка опередив США, Европа уступает Азии в качестве образования.

Школу необходимо реформировать. Но не резко, не единым волевым усилием, не в один миг, а крайне осторожно, прежде многократно убедившись, что вводимые новшества действительно эффективнее прежних. Этот процесс абсолютно не терпит дилетантизма и поспешности. Последствия ошибки здесь крайне печальны - малограмотность наших детей.

Katya Vasilieva 2:5020/1504.

Назад


 

Автоломбард в Москве, покупка и продажа подержанных автомобилей, кредит под залог автомобиля Картины на продажу. Жекин домик. Заходите в гости. Картинки для мобильных телефонов. Сайт для детей. Детская страничка от Ланы. Полезное для родителей. Интернет магазин. Виртуальный дневник. Лицей. Троицк. ККМ, таксометр Энциклопедия комнатных растений Электротовары